08.08.2018 16:20

Как работает украинская строительная мафия. Окончание

Строительный рынок захвачен системой, которая живет не по закону, а по своим правилам. Система состоит из клана чиновников, которые хотят получать долю с каждой стройки, и клана крупных застройщиков, которые обеспечивают эту долю, но требуют обслуживания их интересов.

Национальная энциклопедия строительства ProfiDom.com.ua сегодня заканчивает изложения исследования, опубликованного в издании «Экономическая правда», которое анализирует сложившуюся, на сегодняшний день, ситуацию со «строительными кланами», захватившими отечественный рынок.

Красивый домик на бумаге

По мере возведения «коробки», в дело вступают другие схемы и игроки. «Полный комплект разрешительных документов к началу стройки в Киеве, обычно, не имеет ни один объект», — говорит нормопроектировщик правительственно-общественной организации «Вместе против коррупции» Марина Литвинчук.

По ее словам, чаще всего, архитектор проектирует объект, который проходит экспертизу, уже после начала строительства и даже после его завершения.

«В целом, архитектор обеспечивает авторский надзор проекта, что означает контроль над соответствием строительно-монтажных работ проекту. При этом архитектор должен уладить все отклонения от строительных норм. Если не уладит или откажется, то рискует остаться без заказов», — говорит М. Литвинчук.

Обычно, над проектом многоэтажной застройки работает группа архитекторов. В среднем, их работа стоит 25 грн за кв м.

«Если нарушаешь нормы, то цена вопроса доходит до 50 долл. Застройщик платит за свою жадность. Упраздняя детские площадки, экономя на паркингах и зеленых зонах, он все переводит в лишнюю жилую площадь. Нет паркинга — доплачиваешь архитектору, он нарисует его на проекте», — признается эксперт на условиях анономности.

Эти же расценки, говорит он, действуют и при «решении вопроса» с пожарными: «Если у тебя объезд вокруг дома — хорошо, если нет — значит, «надо решать». «Приспособив» проект к нормам, архитектор несет его на экспертизу. Специалист, который ее проводит, не выезжает на место, ведь, по логике, дома еще нет.

Если в проекте что-то не соответствует государственным строительным нормам, то экспертиза возвращает его на доработку, а архитектор это дорисовывает или устраняет с помощью заключения договоров. В итоге, на бумаге дом может соответствовать всем нормам, а фактически — содержать множество нарушений.

Почем слепота инспектора

Контролирует соответствие застройки всем бумагам и нормам Государственная архитектурно-строительная инспекция — ГАСИ. Однако ее представители умеют ловко обходить неудобные вопросы. В этом автор публикации в «экономической правде» убедилась во время круглого стола, который проводила инициатива «Вместе против коррупции".

Эксперты обсуждали возмутительное попрание градостроительных норм и спросили у директора департамента нормативно-правового обеспечения ГАСИ Сергея Шевченко, кто в инспекции отвечает за соответствие градостроительной документации законодательству. На этот вопрос он ответил так.

«Градостроительная документация не подконтрольна ни нам, ни другому органу. Мы проверяем решение, которое принимает орган градостроительства и архитектуры: строительный паспорт, градостроительные условия и ограничения, паспорт привязки к местности. Процесс разработки Генплана, ДПТ и другой документации не подконтролен никому.

Решение принимают депутаты того органа местного самоуправления, которому принадлежит территория. Наш инспектор не проверяет соответствие проекта данным проектирования. Ни один центральный орган этого не согласовывает.

Зато, большие вопросы у нас вызывает расхождение в терминологии в законодательстве, согласно которой каждый архитектор или иной специалист воспринимает возможности согласования по своему усмотрению. Не будет порядка в терминологии — не будет общего порядка».

Интересно, можно ли списать на «расхождение в терминологии» то, что часть полномочий инспекторов регулируется не только положением, но и законом «О регулировании градостроительной деятельности»?

Так, в статье 41 указано, что главные инспекторы строительного надзора не только проверяют законность решений в сфере градостроительной деятельности, принятых объектами надзора.

Они обязаны требовать от органов строительного контроля проведения проверок при наличии признаков нарушения требований законодательства в сфере градостроительной деятельности, строительных норм, стандартов и правил.

В случае неисполнения законодательства инспекторы имеют право приостанавливать решения должностных лиц и привлекать их к ответственности. ГАСИ часто инициируют судебные тяжбы с застройщиками, чтобы запретить незаконное строительство, но выигрывают эти суды чаще всего застройщики.

Расценки на услуги экспертов тоже известны. Эксперты считают, что ГАСИ берут 48 грн за кв м объекта, независимо от того, правильно разработанный проект или нет. Если нарушений нет, то, чтобы им ничего не платить, нужно будет провозиться с документами даже на небольшой объект несколько лет.

Некоторые представители застройщиков говорят, что такса у ГАСИ стартует от 14 долл.: «Плата зависит не только от объема нарушений, но и от назначения объекта и его размера. Чем больше площадь, тем ниже цена за квадратный метр. Один из проектов стоил 1 млн долл. ГАСИ выдала разрешительные документы, хотя нарушений там было очень много».

«Отжим» на законном основании

Бывают, также, в Украине судебные решения о сносе высотных домов из-за отсутствия разрешительных документов. Последняя новость — Хозяйственный суд Киева обязал застройщиков снести многоквартирный дом ЖК «Перспектива» в Деснянском районе Киева как построенный вместо запланированной там школы.

Однако, об исполнении этих решений никто не слышал. «Исполнять решения суда должна исполнительная служба, но она, мягко говоря, не дорабатывает. Оправдание простое: «За чей счет должны проводиться работы?» — рассказывает глава Комитета незаконной застройки Андрей Бобровский.

По его словам, обычно, коробка некоторое время стоит, а потом дом достраивают. Это значит, что застройщик занес деньги и ему выдали разрешительные документы. Если же застройщика уже довели до банкротства и он заморозил стройку, то можно легализовать «отжим» по законной схеме.

Город ищет инвестора, чтобы достроить здание и убрать риски обычных людей, которые вложили деньги в стройку и рискуют остаться без денег и квартир. Если там достаточно нераспроданных квартир, то прибыль инвестора очевидна.

Если большинство квартир уже закреплено за инвесторами, то с инвестором-застройщиком рассчитаются, выделив ему участок земли в другом месте. Как правило, такие договора отходят своим, компаниям, чаще всего «Укрбуду» и «Спецжитлофонду», которые находятся в коммунальной собственности.

«Вот, почему, ни одну незаконную коробку никто не снес», — говорит Бобровский.

Подайте активистам на плакаты

Еще один ресурс, который «кланы» обратили в свое оружие, — активисты. Теперь, с плакатами под застройки приходят не только обманутые инвесторы или жители микрорайона. Есть группы, которые неплохо на этом зарабатывают.

Когда такие «активисты» приходят под стройку, то они или сразу говорят, что им нужна такая-то сумма, или сначала устраивают проблемы, а потом называют цену, которая может быть очень высокой.

Например, застройщик «Ярославого града» заплатил возмущавшимся группам 500 тыс долл, чтобы они согласились на консенсус, путем подписания меморандума с КГГА.

Там оговаривалось, что стройка будет лишь на два этажа ниже, чем планировалось.

Застройка этой исторической части города на месте Сенного рынка запрещает возведение зданий выше девяти этажей, в то время как высота отдельных секций комплекса планировалась до 22 этажей.

По словам экспертов, группы активистов часто закреплены за политическими силами и, с помощью активистов, застройщики выживают друг друга.

«Если рядом две стройки от разных застройщиков, то они будут конкурировать, чтобы скорее продать квартиры. Один нанимает активистов против конкурента. Они стоят с плакатами, поднимая шум, что эта стройка незаконная. У заказчика акции продаются квартиры, у этого — нет. Люди видят, что тут что-то нечисто.

Если уж совсем война, когда у одного квадратный метр стоит 15 тыс грн, а у другого — 35 тыс грн, то последний не жалеет средств и насылает контролеров.

Пока идут суды, застройщик терпит огромные убытки, ведь техника у него, чаще всего, в аренде. Один кран стоит в месяц около 200 тыс грн. Разобрать его, снять и отвезти — тоже большие деньги. Остальная техника тоже в аренде со штрафом за просрочку. Когда замораживают стройку, то доводят застройщика до банкротства, а заказчик акции тем временем успешно продает свои квадраты», — объясняют эксперты.

Прочитано item->hits; ?> раз
Раздел Аналитика


Выбор редакции: