Понедельник, 08 февраля 2016 09:30

Как был установлен и снят памятник Сталину в Полтаве

Оцените
(0 голосов)
Лев Семенович Вайнгорт 34 года был главным архитектором Полтавы, почти 10 лет преподавал в строительном институте, создал Гоголевский музей-заповедник и стал его первым директором. Его воспоминания – настоящая историческая энциклопедия «провинциальной архитектуры».

Очень любопытная история, в которой участвовал Л.С.Вайнгорт, произошла в Полтаве в 50-х годах прошлого века. Там, сначала, устанавливали памятник Сталину (это – понятно), а потом – сносили (это - тоже понятно). Вот, что он рассказывал об этом:

«Когда в 1951 году на площади Дзержинского шли к завершению работы по устройству очередной выставки достижений народного хозяйства Полтавщины (традиционно устраиваемых в годовщину освобождения Полтавы от фашистской оккупации 23 сентября), - последовало указание установить скульптуру Сталина. Времени было в обрез. Возникли проблемы: где приобрести срочно скульптуру? Какой должен быть пьедестал для нее?

Для решения этих проблем было созвано специальное совещание выставочного комитета, на котором заместитель председателя горисполкома П.Ф. Калашник предложил ехать в Харьков, где изготавливают массовым тиражом бетонные скульптуры Сталина. Предложение было принято и через двое суток реализовано - привезли из Харькова скульптуру Сталина во весь рост, высотой более трех метров. Поскольку до открытия выставки оставалось меньше недели и невозможно было устанавливать основательный бетонный или гранитный пьедестал - решили устроить временный из бревен обшитых досками, которые поверху оштукатурить и набрызгать цементом. Отделать, так сказать, под бетонное основание.

Инженером облпроекта В.Я. Маценко были сделаны расчеты и разработаны чертежи временного пьедестала из деревянных конструкций. За сутки до открытия выставки пьедестал был готов и к вечеру была водружена фигура Сталина. Так, в центре выставки встал памятник вождю народов, который вечерами подсвечивался прожекторами. Начальство было довольно. Прошел год и обнаружилось, что пьедестал дал крен и полтавский Сталин стоит, подобно Пизанской башне. Заволновались не только партийные органы, но и областное управление государственной безопасности. От авторов пьедестала (то есть, от меня и инженера В.Я. Маценко) требовали объяснений.

Всякие пояснения, что пьедестал был устроен наспех из бревен, что делался он временным на срок работы выставки и что, вероятно, какое-то из 12 установленных бревен подгнило, а потому пьедестал дал незначительный крен - никем не принималось во внимание. Более того, нас упрекали во всех тяжких грехах с политическим душком. В задаваемых вопросах все чаще звучало: «А, зачем это вы устраивали такой ненадежный и временный пьедестал памятника И.В. Сталину?»

Надо было срочно искать выход из положения и срочно сооружать  новый, более долговечный и надежный пьедестал под фигуру Вождя. Мучаясь раздумьями об этом, в один из августовских вечеров 1952 года, я набрел на вырытые траншеи, вдоль которых лежали подготовленные к укладке большие железобетонные канализационные кольца. И тут меня осенило. Ведь из них можно устроить пьедестал памятника! На следующее утро после консультации с В.Я. Маценко, решено было из трех-четырех канализационных колец устроить опалубку пьедестала под фигуру Сталина. Но, так как времени снова было в обрез и дело это «деликатное», мы решили о своем решении не распространяться. Доложили начальству только суть предложения, - мол, надо сооружать вокруг памятника высокий забор, выделить 4-5 рабочих и за 3-4 дня будет сделан новый железобетонный пьедестал.

На это дали «добро» и под нашим наблюдением дело было сделано - установили скульптуру Сталина на новый пьедестал из канализационных колец, которые, вместо бетона, были засыпаны песком, а по поверхности, заделав швы цементом, отделали «под набрызг» цементным раствором. Мало, кто заметил, что из прежнего, 12-гранного, пьедестал стал круглым. Вокруг были высажены поздние осенние астры. В общем, пристойно!

Успешно прошла очередная выставка 1952 года. Вокруг площади высадили осенью липы, а у памятника - саженцы цветущих кустарников. Стало в Полтаве одним памятником больше. Но после XX съезда партии, когда был разоблачен «культ личности», встала в 1956 году задача - убрать памятник Сталину. На совещании в горсовете решили его взорвать, был утвержден детальный план действий, состав и численность команды саперов-подрывников и даже решено, как их кормить из полевой кухни с непременным «магарычем», для скорости. Время взрыва - за полночь, чтобы утром ничего не было. Вокруг площади должно было стоять милицейское оцепление.

Естественно, я присутствовал на этом совещании и сдерживал себя, чтобы не сказать: «Не к чему все это: пьедестал - не железобетонный, а из канализационных колец, засыпанных песком». Сработал страх недавнего прошлого. А ну, как начнут выяснять - почему памятник на кольцах от канализации? Как это выглядит с политической позиции?

После совещания я подошел к начальнику управления благоустройством В.И. Губачеву, которому было поручено командовать всей акцией ликвидации памятника Сталину и пригласил прогуляться к памятнику, якобы для того, чтобы обсудить план работ по благоустройству всей площади. По дороге, после данного мне Губачевым обещания, что разговор наш останется в тайне,  я ему сказал: «Не нужна тебе команда подрывников и нет нужды ничего взрывать. Он стоит на пьедестале из канализационных колец, засыпанных песком».

Когда мы подошли к памятнику, я предложил ему содрать штукатурку и по обнаружившемуся шву поскоблить. Перочинным ножом Губачев расковырял шов. Оттуда посыпался песок. Я начертил на листке из блокнота примерную схему стыков четырех частей скульптуры и швов на пьедестале и сказал: «Возьми все, что дают для полевой кухни с «магарычом». Подбери бригаду надежных ребят и до рассвета, без шума и треска, вы аккуратно по этой схеме демонтируйте памятник.

На следующий день вошел ко мне в кабинет улыбающийся Губачев, чтобы сказать: «Благодарю, Лев Семенович. Все в порядке. По вашей схеме мы быстро все демонтировали. Надо это дело «отметить». Так, тихо и без шума закончилась эпоха».

 

Прим. ред.- Война с памятниками – это последнее дело. Однако, в годы, когда происходили эти события, страна развивалась невиданными темпами. После окончания тяжелейшей и разрушительной войны прошло 15 лет, и СССР первым вышел в космос. Еще через 10 лет страна уже имела мощнейший флот и ракетно-ядерные силы. А, что мы сделали за 25 лет? Украина была одной из самых развитых и перспективных стран Европы, после развала Советского Союза, по состоянию на 1991 год. Как мы дошли до сегодняшнего, полуразрушенного, нищего и разъедаемое коррупцией  государства, в котором массовое переименование городов и улиц выдается за самое большое достижение?

Александр Москаленко, главный редактор украинского он-лайн журнала о строительстве ProfiDom.com.ua

Прочитано 2995 раз



  • Выбор редакции: