ЛКМ Утепление Окна и двери Технологии Техника | Рынок Аналитика Новости компаний



Среда, 25 мая 2022 12:00

"Международный трибунал" для военных из "Азовстали" невозможен

Российские военные начали разминирование территории "Азовстали" в Мариуполе. Об этом сообщили в российском министерстве обороны. Называющий себя главой так называемой "ДНР" Денис Пушилин заявил, что все украинские военные, которые вышли с завода, находятся в плену, а также сказал, что на территории "ДНР" планируется организовать "международный трибунал". В Государственной Думе России собираются в течение месяца разработать документ, который должен определить, как именно этот "трибунал" будет проходить.

В Украине процесс вывода военных с завода называют "эвакуацией" и обещают провести обмен. На выходных Владимир Зеленский рассказал, что план спасения военных сейчас обсуждается с международными партнерами.
Первые украинское бойцы из "Азовстали" были доставлены на оккупированную территорию Донбасса еще 16 мая. Тяжелораненых привезли в больницу Новоазовска, остальных - в колонию в Еленовке, там ранее удерживали пленных украинских военных и гражданских лиц. В некоторых региональных российских изданиях писали, что часть бойцов полка "Азов" поместили в СИЗО Ростова-на-Дону и Таганрога. Проверить эту информацию в условиях войны пока не удалось.
Почему анонсированный Пушилиным "международный трибунал" невозможен и какую ответственность за его возможное проведение понесет Россия, в эфире "Настоящего времени" объяснил российский юрист, специалист по международному уголовному праву Глеб Богуш.
- Руководители так называемой "ДНР" сегодня заявили, что готовится международный трибунал над украинскими военными из полка "Азов", который пройдет на территории непризнанной республики. Как вы, как опытный юрист, смотрите на эту инициативу? Имеет ли она какой-то смысл вообще?
- Международные трибуналы создают государства в соответствии с международным правом. В истории были такие случаи, как известно, трибунал, который в Нюрнберге заседал, был создан соглашением между государствами. В данном случае у нас нет никаких государств. Вы не зря назвали "Донецкую республику" так называемой, потому что на самом деле она не является государством. Дело не только в том, что она непризнанная, а в том, что у нее нет признаков государства по международному праву. Соответственно, она никаких трибуналов создавать не может. Ответственность за то, что происходит на этой территории, несет в данном случае государство, обладающее контролем над ней, а именно Российская Федерация. Конечно, никакого отношения к международному праву эта ситуация не имеет. С точки зрения какой-то пропагандистской завесы над тем, что происходит, наверное, это имеет какой-то смысл. Важно подчеркнуть, что украинские военнослужащие являются военнопленными - это их статус по международному праву. И никакие самозваные республики этого не меняют. В вооруженном конфликте участвуют Российская Федерация и Украина. Соответственно, вопрос обязательств, вытекающих, в частности, из Женевских конвенций, есть у государств, которые являются их участниками.
- В так называемой "ДНР" заявляют, что в рамках подготовки этого самого трибунала "ДНР" и "ЛНР" будут взаимодействовать с Россией. Наличие в этом списке России дает ли этому процессу какой-то юридический международный статус?
- Нет, не дает, поскольку в данном случае нет других субъектов. С точки зрения права их не существует. Это заявления, которые можно делать, но от этого никакой международной правосубъектности, статуса государств у них не появится. Мы с вами тоже можем здесь создать любые трибуналы, что угодно заявить. Но факт остается фактом: контролирует данную территорию Российская Федерация. И в соответствии с Женевской конвенцией Россия, как участник этой конвенции, несет обязательства. В том числе, даже если она осудит этих военнопленных за какие-то военные преступления, существуют обязательства обеспечения справедливого судебного разбирательства. О каком судебном разбирательстве может идти речь, когда этот так называемый суд будут осуществлять какие-то самозваные образования? В данном случае это действительно, на мой взгляд, завеса, это вброс, как принято выражаться среди журналистов. Он уводит в сторону от главного вопроса: каким образом соблюдается международное гуманитарное право? Есть военнопленные, у них есть права, которые должны быть обеспечены, недопустимы никакие формы расправ над военнопленными - они являются лицами, которые охраняются международным гуманитарным правом. Это задача сейчас и Международного комитета Красного Креста, и Организации Объединенных Наций - обратить внимание на эту ситуацию, тем более, когда делаются такие заявления. Фактически это угроза расправы над военнопленными, над лицами, которые уже не принимают участия в боевых действиях. Они сложили оружие, они находятся во власти неприятеля. Это те лица, которые охраняются международным гуманитарным правом. Вот это главное, на мой взгляд, в этой ситуации сейчас.
- Почему всем этим словам как в Украине, так и в России придается какое-то значение, в том числе и на международном уровне - потому что в так называемой "ДНР" нет моратория на смертную казнь. Значит ли это, что украинских военных теоретически может ждать именно смертная казнь?
- Это может произойти. Это также будет их убийством, потому что в данном случае нет разницы, каким образом это убийство происходит. Убийство военнопленных является военным преступлением - это надо очень хорошо понимать. Как совершено это военное преступление: путем расстрела или это происходит по так называемому приговору так называемого суда - от этого оно не перестает быть убийством. Поэтому, конечно, это дополнительно вносит обоснованное беспокойство по этой ситуации. На мой взгляд, нужно говорить о настоящей проблеме, которая состоит в том, что Российская Федерация должна свои обязательства в рамках международного гуманитарного права выполнять. Вот это главная задача. Если мы будем уходить в сторону, обсуждать различные мифические образования, которых на самом деле не существует, мы будем играть по чужим правилам.
- Россия сейчас или исключена, или сама вышла из разных международных организаций, из разных договоров. Как это может сказаться?
- Россия не выходила из каких-то договоров и соглашений по международному гуманитарному праву, за одним исключением - это касалось компетенции комиссии по установлению фактов. Кстати, обстоятельство, на которое мало кто тогда обратил внимание. Существует такой орган, который занимается именно установлением фактов при расследовании ситуаций, связанных с нарушением международного гуманитарного права. Россия продолжает оставаться участником Женевских конвенций и протоколов к ним. Собственно говоря, из этих норм выйти невозможно - они распространяются на все государства. Поэтому, безусловно, выход России из Совета Европы и в целом такая самоизоляция, конечно, очень огорчает. На мой взгляд, это должно очень огорчать всех граждан России, потому что это, прежде всего, говорит о том, что их возможности существенно ограничены. Но на обязательства, в частности, по международному гуманитарному праву это не влияет. Я хочу сказать, что Россия вряд ли сможет выйти из этих договоров. Это нормы, которые существуют столетиями, если не тысячелетиями, которые предписывают гуманно относиться к военнопленным и уважать их статус. Поэтому, я думаю, нужно просто на это обращать внимание и сконцентрировать усилия именно на этом обстоятельстве. Здесь действительно была справедливо подчеркнута очень важная роль Международного комитета Красного Креста. Именно эта организация имеет существенное значение. Это хранитель международного гуманитарного права. И их особая ответственность - это как раз ситуация с военнопленными.

Прочитано 290 раз

Подпишитесь на новости строительства:

 

 

Выбор редакции: