ЛФМ Утеплення Вікна та двері Технології Техніка | Ринок Аналітика Новини компаній



Воскресенье, 26 июня 2022 14:00

Психология визитов Лукашенко к Путину

Характер встреч двух диктаторов отражает суть их отношений и то положение, в котором оказалась Беларусь, пишет в колонке для DW политолог Павел Усов.

Специально для рубрики "Беларусь.Перспективы" политолог Павел Усов написал колонку о том, что каждый визит Лукашенко и его встречи с Путиным имеют определенное психологическое содержание и значение.
- К моему удивлению, на протяжении последних нескольких дней во многих СМИ оживленно обсуждался вопрос возможного визита Путина в Беларусь, который должен был стать последним шагом в вопросе подчинения Лукашенко и всей республики Москве. Предполагалось, что встреча может подтолкнуть белорусского диктатора к открытому вступлению в войну против Украины. Эти ожидания и прогнозы не соответствовали политико-психологическим реалиям, которые сегодня определяют характер отношений Лукашенко и Путина.
Во-первых, следует сразу отметить, что для реализации мер по принуждению Беларуси к каким-либо действиям Путину нет никакой надобности утруждать себя визитами в Беларусь. К примеру, во время "исторического" подписания 28 дорожных карт по интеграции в ноябре 2021 г. как символического подчинения республики Путин в Минск не поехал. Также не было никаких очных встреч в Минске перед началом российской агрессии в Украине.
Во-вторых, Лукашенко уже достаточно психологически и политически надломлен и сам вынужден ездить регулярно в Россию, дабы заручиться политической и экономической поддержкой Кремля. Именно это произошло и сейчас, когда 23 июня Лукашенко в очередной раз поехал в Петербург. В свою очередь, официальный визит Путина в Беларусь мог бы нести в себе совершенно иной смысл: как встреча не с условно подчиненным политиком, а с равным себе лидером независимой страны, что было бы важно для Лукашенко.
Приезд правителя России в Минск мог бы означать, с одной стороны, придание руководству Беларуси статусности и создание у него иллюзии определенной самостоятельности и значимости, а с другой, этот визит мог быть воспринят как проявление слабости и отсутствия механизмов давления на Минск, что не соответствует действительности.
Путин во всем чувствует свое превосходство над белорусским диктатором, фактически он хозяин его судьбы. Именно поддержка Путина гарантировала Лукашенко удержание власти в 2020 г. В нынешних обстоятельствах диктатор Беларуси полностью обеспечивает и обслуживает стратегические интересы России. Беларусь же, утратив геополитическую субъектность, стала ее военно-политическим придатком.
Такое положение и Лукашенко, и страны в целом Путин будет стремиться сохранять до последнего момента. Поэтому правитель Беларуси обречен ездить в "ставку", пока будет находиться у власти. Это уже превратилось в определенный унизительный ритуал для белорусского диктатора.
Кроме психологической стороны визитов есть, безусловно, и практическая, но она вряд ли связана с тем, чтобы "заставить" Лукашенко вступить в войну против Украины. Если бы у России была такая надобность, то Беларусь вступила бы в войну еще в феврале-марте, когда решалась судьба Киева.
Опуская оперативно-тактические моменты, можно прямо сказать, что белорусская армия в ее нынешнем виде не готова к прямым военным столкновениям с ВСУ. Вооруженные силы Беларуси насчитывают 45 тыс. человек, 90% личного состава - это солдаты срочной службы, которым прививаются традиции советской армии: красить траву и маршировать на плацу.
Единственную глобальную задачу, которые могут выполнить белорусские военные, - это навсегда остаться в болотах и лесах Украины. В свою очередь, огромные потери, которые, безусловно, понесет армия Лукашенко, спровоцируют серьезные внутренние проблемы и хаос, противостоять которому авторитарный режим будет уже не в состоянии.
Как для Лукашенко, так и для Путина крайне важно удержать Беларусь в зоне стабильности, чтобы страна неожиданно не превратилась для России во второй фронт. На данном этапе Беларуси отведены две функции: логистическое обеспечение российских войск, а также создание напряжения на границе с Украиной для отвлечения сил и ресурсов ВСУ.
В перспективе, исходя из того, что война в Украине переходит в затяжную фазу, а конфронтация с Западом становится геополитической реальностью, на территории республики могут появиться стационарные российские военные базы, а также ядерное оружие.
Другим практическим вектором отношений России и Беларуси остается вопрос практического политического наполнения союзной интеграции. Здесь, опять же, следует отбросить спекуляции на тему инкорпорации Беларуси и превращение ее в часть новой империи.
Такие явно хищнические действия Кремля не только крайне затратны, так как потребуют полного политического и экономического переустройства белоруской системы, а также усиленного контроля над территорией, но и "взорвут" ту систему политических и экономических отношений, которые сложились на постсоветском пространстве. Все государства Центральной Азии и Кавказа вынуждены будут искать альтернативные российской системы и механизмы безопасности, чтобы сохранить свою независимость.
Для Москвы развитие проекта Союзного государства и включение в него новых "членов" является важным механизмом собственной геополитической устойчивости и успешности. Но, по всей видимости, Путин и его окружение не имеют единого ясного сценария по реализации данного направления, чему также мешают военные действия в Украине. Но это не значит, что Кремль откажется от продвижения этой идеи на информационном и экономическом уровнях.

Прочитано 127 раз

Подпишитесь на новости строительства:

 

 

Выбор редакции: