ЛКМ Утепление Окна и двери Технологии Техника | Рынок Аналитика Новости компаний



Воскресенье, 22 мая 2022 10:00

Интервью акушерки из разрушенного Мариуполя

До войны Татьяна Соколова работала акушеркой в роддоме № 2 в Мариуполе. Она не бросила своих пациенток и после 24 февраля, когда российские войска вторглись на территорию Украины и начали обстреливать украинские города. Полтора месяца она продолжала принимать роды в Мариуполе - под круглосуточными обстрелами и авиаударами, без света, воды и отопления в разрушенном здании. За это время в ее подвале появились на свет 27 малышей. Все эти полтора месяца Татьяна делала фотографии того, что происходило в Мариуполе и в роддоме, чтобы мир знал правду о войне в Украине.

Когда часть города перешла под контроль российских военных, они начали принуждать медиков из роддома выехать в Россию. Татьяне удалось пройти фильтрацию и уехать на подконтрольную Киеву территорию. К сожалению, во время "фильтрации" акушерку заставили удалить все фотографии, сделанные за время войны, передает "Настоящее время".
- Война пришла в мою жизнь, когда я была на работе. В 5:30 утра в роддоме раздались сильные выстрелы. Было непонятно, что происходит. Посыпались стекла. Я вернулась на смену 2 марта. Больше нас уже никто не сменял. В подвальном помещении организовали родильный зал, операционную, предродовую. Без света инструменты стерилизовать было нечем. Мы их просто обжигали на спирту. Очень холодно. Главной задачей было согревать новорожденных.
Женщины рожали, молоко у них появлялось на второй-третий день, а малышей все это время нужно чем-то кормить. Искусственного детского питания не было. Те женщины, у которых уже пришло молоко, кормили чужих новорожденных. Рождение этих 27 детей в подвале - это превосходство жизни над смертью. Они спасали нас, давали нам надежду, помогали нам жить.
После одного из авиаударов к нам военные на носилках доставили двух тяжелых женщин. У одной женщины были разорваны ткани на ногах. Вторую звали Вика. Поврежденные осколками руки, ноги и небольшая рана на животе. Вика теряла сознание, падало давление. Тогда первый раз в подвале мы сделали кесарево сечение. Когда зашивали, закончилась солярка. Зашивали с телефонными фонариками.
Вике было 37 лет. Первая, очень желанная беременность. Она лечилась от бесплодия. Девять месяцев лежала на сохранении. Ее еще не родившегося малыша застрелили. На следующий день после обеда я подошла к ней:
- Вика, ты родила мальчика, весит он 3700 гр. Он мертв.
- Я знаю, я поняла это сразу.
- Ты хотела бы на него посмотреть?
Она говорила совершенно спокойно. Такое чувство, что в этом горе человек потерял способность плакать, он просто замер, просто обуглился, как весь город.
- Татьяна Ивановна, я об этом думаю очень долгое время. Я думаю о том, что если я посмотрю на этого ребенка, то я просто сойду с ума. А если я на него не посмотрю, я буду жалеть всю оставшуюся жизнь.
- Вика, ты реши, как нам быть, что нам делать.
- Давайте так. Вы поднесите его мне быстренько, я на него посмотрю, но трогать руками не буду. Хорошо?
- Хорошо.
Я принесла этого ребенка, она посмотрела на него. Потом взяла его за ручку и сказала: "Ой, какие пальчики". Повернула его голову и сказала: "Да он же похож на моего мужа". Она подержала его в руках, наверное, минут пять, а потом отдала. Она держалась, она все время держалась. Уже потом, когда пришла российская пресса, которая бесцеремонно ходила с автоматами, брали интервью, вот только тогда, когда они подошли к ней, убив сначала ее ребенка, она сорвалась. Истерика. Мы очень долго ее приводили в спокойное состояние.
Я здесь, но память, она все время выдает. Гуляешь по красивому солнечному Львову, видишь этих малышей, их мам. Они их держат за ручки, катят в коляске. Смотришь на них, а сердце рвется от боли и отчаяния, понимая, что там, в Мариуполе, многие детки остались лежать в таких же колясочках под завалами. Они спят вечным сном.

Прочитано 276 раз

Подпишитесь на новости строительства:

 

 

Выбор редакции: